25.02.2011 00:16

2003 журнал Огонек - Земля как мишень

разместила Мария Семенова

Валерий ЧУМАКОВ, журнал "Огонек", 2003 г.
В материале использованы фотографии: Вадима ЧЕРНОБРОВА, East NEWS.

В сентябре прошлого года Земля столкнулась с кометой. Только этого почти никто не заметил. Ученые утверждают, что к 2008 году они смогут контролировать 90% астероидов и комет, опасных для Земли. Однако 90% – это не 100...

zemlya-ogonek1
Раз в десять лет в Землю врезаются метеориты с энергией в 50 кт тротила. Объекты, подобные Тунгусскому (20 мт), «навещают» нашу планету раз в тысячелетие.

По данным статистики, вероятность быть задавленным упавшим с неба метеоритом составляет примерно 1 случай на 20 000. Примерно такова же вероятность погибнуть под колесами автомобиля. Однако машины ежедневно давят по миру сотни и тысячи людей, а вот о гибели человека вследствие падения космического гостя особо ничего не слышно. Может, статистика ошиблась?
Никакой ошибки нет. Статистика относится к числу точных наук, и ошибаться не в ее правилах. Тут дело в качественных отличиях. В результате автомобильной аварии гибнет один, реже – два, еще реже – три человека. А крупное небесное тело, почтившее нашу планету своим посещением, вполне может «забрать с собой» и тысячу, и десять тысяч, и миллион человеческих жизней.
Если бы Витимское небесное тело чуть-чуть, буквально на пять часов, задержалось со своим падением, удар мог бы прийтись на Петербург.

В конце сентября прошлого года пресс-службой ВВС США было обнародовано сообщение, в котором говорилось о том, что американский спутник-шпион в 16 часов 48 минут 56 секунд (01.48.58 ночи по местному времени) 24 сентября (уже 25-го) зафиксировал в районе города Бодайбо (Сибирь) падение болида. Спутник «поймал» его в точке с координатами 57,91 градуса северной широты и 112,90 градуса восточной долготы на высоте 62 километров и сопровождал до потери в точке с координатами 58,21 N – 113,46 E. В момент потери высота полета объекта составляла примерно 30 километров. Вскоре после этого произошел взрыв. Величина выделившейся в результате взрыва энергии составила, по данным спутника, 8,6х1011 джоулей.
8,6х1011 джоулей – это в пересчете на более привычный для нас тротиловый эквивалент примерно 205 килотонн. Или 10 Нагасак. Конечно, это несколько меньше, чем 20 мегатонн тунгусского взрыва, но для города с населением в несколько миллионов жителей хватило бы вполне.

Кстати, коли уж мы вспомнили о реке Тунгуске, то надо заметить, что от нее до Бодайбо примерно 500 километров. Если представить Землю в виде стандартной 10-сантиметровой мишени, то расстояние между этими двумя точками составит 2,5 мм. Снайперская точность.
Первоначально упавшее тело получило название Бодайбинского, но потом от этого имени пришлось отказаться, так как оно уже фигурировало в списке крупных космических пришельцев: его получил железный метеорит весом 15,9 кг, найденный в Сибири в 1907 году. И объект быстро переименовали в Витимский по названию реки, в районе которой его «поймал» спутник-шпион. И с «метеоритом» решили обождать. Так что в истории астрономии он числится пока как Витимское небесное тело. По мощности оно уже сейчас вышло на второе (после Тунгусского) место, обойдя знаменитый Сихотэ-Алинский метеорит 1947 года. Кроме взрыва падение болида сопровождалось еще и удивительным явлением электрической самоиндукции.

К этому надо добавить, что в электрической цепи не только выключатель был выключен, в ней вообще не было электричества: в ту ночь на электростанции проводились профилактические работы, и она вообще была отключена. Поселок сидел без света, однако почти все свидетели рассказывают, что во время пролета болида лампочки в их домах загорелись, а на деревянных столбах возникли шары, более известные морякам как «огни святого Эльма». Пока остается только догадываться, какой энергией и массой должен был обладать объект для того, чтобы, пролетая в 100 километрах от поселка, создать магнитное поле, которое заставило, хоть и вполнакала, засветиться местные лампочки.

vitim-26
«Медведей в районе много, несколько из них почти постоянно сопровождали группы (без нападений); огромное количество клещей». Из отчета экспедиции.

Л.А. Кулик впервые исследовал место тунгусской катастрофы в 1927 году, через 19 лет после взрыва. Группа ученых Всероссийского научно-исследовательского объединения «Космопоиск», действовавшая в рамках программы Комитета по метеоритам РАН по изучению падения метеоритов, обнаружила эпицентр витимского взрыва менее чем через год. Надо сразу заметить, что, несмотря на солидное прикрытие, группа никем и ничем, кроме собственных сбережений, не финансировалась. Люди сами покупали билеты, сами запасались продуктами, искали снаряжение, аппаратуру и прочее. С руководителем группы Вадимом Чернобровом мы встретились почти сразу по возвращении его из экспедиции, главным итогом которой стала четкая уверенность, что виновником взрыва был вовсе не метеорит. По словам Вадима, скорее всего, в ночь с 24 на 25 сентября 2002 года Земля «встретилась» с небольшой ледяной кометой.

– Вадим, ваша экспедиция началась спустя полгода после падения Витимского тела. До вас его никто не искал?

– Искали. Было четыре попытки его найти. Самая первая принадлежит группе из Бодайбо во главе с руководителем местного штаба ГО и ЧС Сергеем Месяцевым, но они искали его значительно восточнее, чем следовало. Люди были убеждены, что метеорит упал в треугольнике: поселок Балахнинский – поселок Васильевский – высота 1298. Эта уверенность базировалась на том, что через день после взрыва в этом районе потерпел аварию самолет «АН-2», который вылетел на северо-восток и летел вдоль трассы Бодайбо – Кропоткин. Как сказали нам местные жители, «тот НЛО, что упал здесь, магнитным полем и сбил самолет».

– Люди-то хоть живы остались?

– Да, там все без жертв обошлось, но самолет сгорел и восстановлению не подлежит. Потом было еще несколько попыток, которые закончились с тем же результатом. Две группы приезжали в поселок Мама и со стороны Мамы собирали данные, но в тайгу они углублялись очень недалеко.

– Почему? Неужели они были уверены, что метеорит упал на задворках?

– Ну, у них и опыта было мало таежного, да и погода не благоприятствовала: наступила зима, а под метровым слоем снега искать кратеры и осколки – дело неблагодарное. Четвертая группа – это была наша разведка. И уже пятыми были непосредственно мы. «Космопоиск» объявлял об этом открыто, набралось достаточно много людей, но буквально в последние дни несколько человек внезапно заболели. Кстати, если вы мистики не чураетесь, то я вам скажу, что люди чуяли опасность какую-то и сдавали билеты даже за пятнадцать минут до отправления поезда. Нехорошие предчувствия были у людей.

– Много было таких отказников?

– Три человека сдали билеты в Москве и два – в Иркутской области. То есть пять человек. А были еще те, кто раньше передумал. Всего нас было: из Москвы восемь, с Сахалина один и трое из Хабаровска, это не считая отказников, то есть двенадцать человек. Мы добрались до Бодайбо, там, кстати, сейчас возникла региональная группа «Бодайбо – «Космопоиск». И, надо отдать должное ее членам, они нам очень здорово помогли. В Бодайбо мы сели на случайный попутный паром, и, честно говоря, это породило очень нехорошие слухи. Дело в том, что мы не собирались в тот же вечер отправляться на поиски, потому что думали, что мы еще здесь некоторое время поживем, пообщаемся с местными жителями, соберем материал, опросим очевидцев, охотников, медиков. Но в это время случайно мимо шел паром «Чароид», а других возможностей переправиться по Витиму было мало. Следующий такой случай мог представиться через неделю, а мог через месяц или через три. И у нас был выбор: либо мы едем вот прямо сейчас, не предупредив никого, а времени на размышление было всего несколько минут, либо мы зависаем здесь на неизвестное время. Мы выбрали первое. На следующий день нас в Бодайбо хватились и никак не могли понять, куда же мы делись. И нас объявили в розыск. По радио передали о том, что в тайге пропала группа ученых из Москвы, по телевидению, в газетах напечатали.

– А вы в это время спокойно плыли на пароме.

– Нет. Мы доплыли очень быстро, там день всего плыть. Мы выбрали место, где, по прикидкам, трасса, построенная спутником, пересекает реку Витим. И в этой точке мы высадились. А «Чароид» поплыл по своим делам. Потом, когда началось разбирательство, где ученые из Москвы, капитан сказал, что где-то нас высадил, а где конкретно, он уже сказать не мог. В общем, записали нас в пропавшие без вести. А мы все это время обшаривали район, искали хоть какие-то вывалы. Сначала находили отдельно поваленные деревья, смотрели, в какую сторону они повалены, и шли в направлении корней. Правда, сразу оговорюсь, с корнями вываливало деревья только вблизи эпицентра и только в низинах. Тут ключевое отличие от Тунгуски. На Тунгуске была равнина, поэтому там деревья валились строго от эпицентра, то есть ничего не искажало картину. А здесь были очень пересеченный рельеф, сопки, ущелья...

vitim-22a-2
«Местные реки из-за обильного таяния снега труднопроходимы, переправа через одну из них заняла почти сутки». Из отчета экспедиции.

– То есть взрывная волна могла идти и не прямо?

– Не могла, она просто обязана была переотражаться от склонов. На фотографиях очень хорошо видно, что они вроде бы и падают от воздействия взрывной волны верхушками от эпицентра, но падают как бы вразброс. Картина не такая красивая, как на Тунгуске. И еще ключевое отличие: на Тунгуске взрыв произошел в самый разгар лета, когда почва фактически представляла собой болото, а здесь он случился в конце сентября, когда склоны уже были скованы льдом, и только в низинах ручьев и рек еще была плюсовая температура. И поэтому получилось так, что в низовьях деревья в эпицентре валило с корнями, а на вершинах их просто ломало.
Когда мы нашли эпицентр, нам сразу бросилось в глаза то, что взрыв, безусловно, был в воздухе, следовательно, осколки тела должны были улететь дальше. Только вот куда? По американским данным получалось, что тело было обнаружено на высоте шестьдесят километров, а потеряно тридцатью километрами северо-восточнее на высоте тридцать километров, следовательно, в эпицентре оно должно было находиться на высоте никак не меньше 15 – 20 километров. Но даже по первому взгляду было понятно, что высота взрыва была значительно меньше.

– Каким образом можно такое определить «на глаз»?

– Достаточно было сравнить относительно скромные размеры эпицентра, 6х10 километров, и высоту, 20 километров. Это уже не взрыв, а какой-то направленный удар получается, такое в природе трудно вообразить. То есть эпицентр надо опускать. Согласно нашим предварительным выводам, взрыв произошел на высоте 1 – 5 километров, причем самая нижняя высота взрыва (а он не мог быть точечным, он был растянут во времени, и я в этом абсолютно уверен) должна быть ниже 1,1 километра.

– Откуда такая уверенность?

– На тот момент нижняя кромка облаков была как раз на этой высоте. А тело в момент последнего взрыва просто обязано было опуститься ниже кромки облаков, так как именно тогда произошел мощный световой импульс, оставивший после себя характерное пятно лучевого ожога. В самом эпицентре это привело просто к катастрофическому пожару, чуть дальше от эпицентра лучевые ожоги наблюдаются уже на ветках, на стволах, на стланике, на хвое, на листве. Так что эпицентр мы нашли по деревьям. Но не только. Мы шли во время жары, климатические условия там аховые, днем до +45... 47, ночью до -15. Так вот днем во время жары, когда ты одетый двигаешься по горам, то волей-неволей начинаешь пить снег. И в какой-то момент мы заметили, что снег изменился по вкусу, и чем ближе к эпицентру, тем это изменение сильнее проявлялось.

– А чем он отличался?

– Резко горький. Абсолютно, очень-очень горький. И этот горький снег тоже локализован был в том же эллипсе 6х10 километров. Здесь еще одно совпадение с Тунгуской, потому что про нее до сих пор существует такая полулегенда, что, когда Л. Кулик первым приехал в те места, ему местные эвенки наперебой стали говорить, что «ни в коем случае не ходите туда», то есть в район эпицентра, там «отравленная вода». Наверное, там все было так же, как и на Витиме, и после взрыва вода была не только горькой, но и опасной для здоровья. И, по собранным нами сведениям, последствия взрыва ощущались еще долго после него. В окружающих поселках ненадолго и ненамного, но все-таки повысился радиационный фон, спустя день у людей начали болеть суставы, через три дня обострились гипертонические проявления и спустя неделю появились болезни, связанные с почками. И вот этот всплеск болезней продолжался примерно два месяца, после чего он плавно сошел на нормальный уровень.

zemlya-ogonek4
Каждый месяц в атмосфере происходят довольно мощные взрывы (до 300 т тротила) некрупных метеоритов.

– И это все с водой связано?

– Последнее, скорее всего, связано с водой, насчет остального – не знаю. Тем более что, когда начал таять снег, в этих местах произошла еще одна вспышка нефрологических заболеваний. К окончанию нашей экспедиции, а она проходила с 21 мая по 7 июля, практически весь снег из района экспедиции сошел. То есть мы были первой и последней экспедицией, заставшей этот «горький снег», кто его пробовал и привез пробы. Предварительные анализы этих проб уже сделаны. Там были найдены слаборадиоактивные вещества, которые на Земле в свободном состоянии давным-давно уже исчезли, например изотопы цезия-137 или кобальта-60.

– Так все-таки что это было?

– Пока я с довольно большой степенью уверенности могу сказать лишь, чем это тело не могло быть. Оно не могло быть чем-либо, связанным с металлами, поскольку ничего металлического, а мы просеяли огромное количество воронок, не нашли.

– Значит, это не космический корабль? Не НЛО?

– Если и НЛО, то неметаллический. Это не железный метеорит, не железокаменный метеорит, это вообще не метеорит. Рабочая версия пока такая: Витимское небесное тело было кометой, и это первый случай, когда можно доказать факт падения ядра кометы на Землю. Других случаев история человечества до сих пор не знала.
Пока, как мы видим, кометы и метеориты весьма точно бьют в самые безлюдные места нашей планеты: Сибирь, Дальний Восток. Прямо как будто их кто-то подправляет. Три мощнейших взрыва – тунгусский, сихотэ-алинский и витимский, – по официальным данным, не унесли ни одной человеческой жизни. Однако статистическое правило 1/20 000 продолжает действовать, а следовательно, наши шансы получить все-таки небесным гостем по городу постепенно растут.

P.S.:
Как нам сказали в Комитете по метеоритам, сейчас в районе витимского взрыва работает новая экспедиция РАН. Она должна установить, действительно ли Витимское небесное тело было ледяной кометой.
А между тем земляне ждут новых встреч с «космическими соседями». Ближайшая из известных должна состояться в сентябре будущего года, когда трехкилометровый астероид Тоутатис (№ 4179) подойдет к нашей планете на расстояние около 2 миллионов километров. Как заявил менеджер программы NASA по наблюдению за астероидами на околоземной орбите Стивен Правдо: «Если он вдруг изменит орбиту (а это возможно) и направится к Земле, у нас будет только 10 дней на то, чтобы что-то предпринять. Например, на то, чтобы выяснить, какая часть Земли будет уничтожена, и отправить туда соболезнования». Ибо на то, чтобы справиться с такой махиной, не хватит всего накопленного человечеством ядерного потенциала.


Пос. Мама. Амиран Василишин, девятиклассник: «Ночью мы с пацанами были в будке (охотничье зимовье) на «горе Гитлера». Моя собака ни с того ни с сего вдруг начала скулить. Вдруг услышали странный звук – какое-то жужжание. Через две-три секунды последовала вспышка – сначала белая, потом синяя, затем красная и снова белая. И потом, минуты через три, как бабахнуло. Посуда вся со стола попадала. Мы сначала подумали, мало ли что это может быть, и решили из будки не выходить».

Пос. Мама. Георгий Каурцев, сотрудник службы безопасности аэропорта: «Когда раздался грохот, вполнакала зажглась лампочка, хотя выключатель был выключен. Я набросил куртку и выбежал на улицу. Рядом с домом – метеостанция. Она огорожена проволокой, укрепленной на двадцати деревянных столбах. Так вот на вершине каждого из них светились шарики диаметром 20 – 30 см. Вскоре они потухли, а наутро никаких следов на столбах вообще не осталось».


29 мая основной группой был обнаружен предполагаемый эпицентр взрыва Витимского тела... Уточненные размеры: неправильный эллипс 6х10 км – сплошной вывал леса, 3х2 км – пожар в предполагаемом эпицентре, лучевой ожог на вершинах гор прослеживается на расстоянии от 2 до 12 км от эпицентра; одиночные деревья, верхушки которых сбиты взрывной волной, прослеживаются на расстоянии до 50 км от эпицентра... Примерно в 11 – 12 км от эпицентра обнаружено место, где лучевой ожог кончается, здесь же находится максимальное количество поломанных деревьев со следами ударов по стволам (плотность падения осколков – примерно 1 осколок на 8 – 10 кв. м площади). Здесь же повреждены или сдвинуты со своих мест большинство крупных камней (в том числе весом до тонны).

Источник: http://www.ogoniok.com/archive/2003/4808/29-50-53/