07.03.2011 18:28

2011.02.09 газета Арнументы и Факты - Как я жил в деревне охотников за головами

разместила Мария Семенова

Заметки путешественника. Как я жил в деревне охотников за головами.

Владимир Кожемякин. Статья «Деревня лжелюдоедов» из номера: АИФ №6, от 09 февраля 2011 г.
Фото EPA, из архива Вадима Черноброва.

lgelyudoedy1После цунами на таких райских островах все акулы сытые и дружелюбные... На поверку кровожадные каннибалы оказались симпатичными и доброжелательными людьми

«Не волнуйтесь, акулы сейчас неагрессивны, - заверил нас министр природопользования Индонезии. - После цунами в море смыло множество трупов, так что пищи у морских хищников вполне достаточно. Они наелись. Крокодилы тоже неопасны, потому что волной цунами их смыло вглубь островов. А вы будете находиться на побережье. Змеи же нападают на людей только в брачный период». «А когда у них этот самый период?» - робко поинтересовался я.

Министр смутился, позвал своего помощника, а после совещания с ним, замявшись, признался: «Вообще-то, круглый год…» Про людоедов он не сказал ни слова…»

С этой сцены начал свой рассказ о посещении деревни людоедов - охотников за головами - известный путешественник и писатель, руководитель объединения «Космопоиск» Вадим Черноборов. На поверку кровожадные каннибалы оказались симпатичными и доброжелательными людьми. А предыстория этой необыкновенной поездки началась за 8 лет до описываемых событий - в 1996 году, после просмотра документального фильма.

Стручок в хот-доге

- В то время фильмы о путешествиях, особенно экзотических, были ещё в дефиците. Смотрелись они на одном дыхании и запоминались надолго. Однажды мне посчастливилось увидеть один такой фильм под названием «Охотники за головами. Остров в океане». Как выяснилось позже, это было псевдо- или, как говорят режиссёры, парадокументальное кино. Но тогда я этого не знал. И воспринял всё как откровение.

По сюжету картины отчаянно смелый кинорежиссёр в одиночку отправился к свирепым людоедам и сумел выжить в их племени. И не только выжил, но и понравился этим каннибалам (к счастью, не в гастрономическом смысле). Охотники за головами позволили ему снимать бытовые подробности своей жизни: как они разжигают костёр, разукрашивают друг друга перед охотой, ухаживают за женщинами и воспитывают детей. Ключевым фрагментом фильма стала сцена охоты на дикого кабана. Представьте себе: первобытные люди, вооружённые луком и стрелами, крадутся по таинственным джунглям, прямо как в приключенческом кино… Кабана, убитого охотниками, зажарили в банановых листьях. На праздник пришла вся деревня. Доисторические танцы и песни не стихали до утра… Как я хотел хотя бы одним глазком посмотреть на всё это вблизи! Но тут же отогнал эту мечту как абсолютно нереальную. А спустя 8 лет, в декабре 2004-го, случай привёл меня в то самое место.

lgelyudoedy2
Туземный бог или сушилка? Фото из архива Вадима Черноброва.

В тот памятный год в Юго-Восточной Азии произошла глобальная катастрофа: от гигантского цунами погибло более полумиллиона человек. Правительство Индонезии, больше других стран пострадавшей от стихии, стремилось выяснить, не было ли цунами вызвано искусственными причинами - например, подземными испытаниями ядерного оружия. По приглашению ЮНЕСКО в столицу государства Джакарту съехались учёные со всего мира. В числе их оказался и я.

Перед началом маршрута министр природопользования страны лично рассказал иностранным гостям об опасностях, которые их ждут, и провёл тот самый инструктаж насчёт акул, змей и крокодилов. Из Джакарты на небольшом самолётике мы перелетели в административный центр острова Суматра город Медан, а затем тряслись в грузовике до порта Сиболга. Оттуда наш путь лежал по морю, на пароме, до острова Ниас, расположенного в 125 км от Суматры почти на самом экваторе.

Паром оказался средних размеров кораблём, который шёл всю ночь и очень напоминал вокзал, забитый цыганами: везде тюки, кругом готовят еду и сушат выстиранную одежду. Индонезийцы - народ всеядный, однако нам на обед предложили хот-доги вполне европейского вида.

Мы расселись на жёстких сиденьях, таких же, как на трибунах стадионов, уединившись в самом конце палубы - подальше от всего этого табора. Очень хотелось есть, и я чуть было не проглотил свой хот-дог одним махом, но засомневался и, несмотря на голод, расковырял его. И не пожалел об этом. В запечённой булочке оказалась не сосиска, а... стручок красного перца! А если бы я всё-таки разжевал его?!

Ракета в багажнике

lgelyudoedy3
В.Чернобров (в центре), коллега-вулканолог и дети «людоедов».

Ранним утром мы сошли с парома и поближе познакомились со своими сопровождающими. Ещё в Джакарте к нашей группе приставили двоих проводников, которые одновременно были и консультантами. Они назвались видными столичными учёными и профессорами, однако выглядели как самые обыкновенные туземцы. А о жителях тех островов, с которыми нам предстояло познакомиться, отзывались язвительно и с пренебрежением.

Для нас все индонезийцы были тогда на одно лицо. А на самом деле народностей там не меньше, чем островов (в состав Индонезии входит более 13,5 тыс. островов и 35 архипелагов. - Ред.), и все они друг над другом подшучивают и рассказывают анекдоты, как, например, мы о чукчах и украинцах. Всякий раз, когда речь заходила о каком-нибудь местном племени, наши проводники-интеллектуалы высокомерно отмахивались: мол, да что с них взять - это же недоразвитые люди...

Помню, рассказывая об одной из деревень, они снисходительно ухмыльнулись: «Эти люди настолько дикие, что даже незнакомы с туалетной бумагой и до сих пор подтираются камнями…» Может быть, по индонезийским меркам эти «профессора» и в самом деле были очень образованными, но, слушая их, я с трудом заставлял себя помнить, что это учёные, а не малограмотные аборигены. Хотя, поскольку мы с ними долгое время делили и кров, и еду в тяжёлых бытовых условиях, под конец всё же прониклись обоюдным уважением...

Однажды нам понадобилось ехать через джунгли на другой конец острова. В путь отправились на двух джипах. И по дороге испытали по-настоящему сильные ощущения. На самом деле индонезийское шоссе - это вовсе не шоссе в нашем понимании. В России его назвали бы тротуаром. Полоса асфальта - чуть-чуть пошире самого джипа. У шоссе там нет обочины - посевы и джунгли начинаются сразу за кромкой асфальта. В лучшем случае это односторонняя просёлочная дорога, но при этом на ней идёт интенсивное двустороннее движение. Тем не менее наши водители на скорости 80 км в час (тише там не ездят - не принято) умудрялись как-то разъезжаться со встречными автомобилями. Короче, в лобовое стекло мы старались не смотреть… Но всё-таки заметили, что во многих встречных машинах сидели вооружённые люди - либо крестьяне, везущие на базар своё добро, либо повстанцы. Как нам объяснили, жители некоторых провинций страны борются за свою независимость. Их-то мы и встречали по дороге, а однажды даже попали в плен к такой вооружённой группировке.

Боевики окружили нас и стали с угрозой вопрошать: «Янки? Янки?» (американцев в Индонезии считают заклятыми врагами). - «Нет, не янки». - «Китайцы?» (вопрос был задан без тени иронии: местные знания о географии ограничиваются существованием Китая и США). - «Нет, не китайцы». Это окончательно обескуражило наших захватчиков. Третий их вопрос был совсем уже похож на реплику детей, которые попали впросак и не знают, что дальше: «Кто же вы тогда?!» Узнав, что на свете есть, по крайней мере, ещё одна страна, Россия, они были потрясены...

В другой раз я увидел, как навстречу нам на большой скорости несётся джип с ракетой на крыше. Причём ракетой класса «воздух - воздух». Её ничем не закрепили, а просто втащили на крышу, и она тряслась там в багажнике, содрогаясь на каждой кочке. А сверху, оседлав её и свесив ноги, восседали несколько небритых мужиков с автоматами...

О том, зачем охотникам за головами нужны спутниковые тарелки, что продаётся в продуктовом магазине в деревне лжелюдоедов, для чего жителям индонезийского острова нужны коллекция человеческих челюстей и пластиковые мешки для трупов, как сушат бельё в джунглях, а также умеют ли недавние дикари пользоваться цифровой камерой, вы узнаете в следующем номере «АиФ».

Источник: http://www.aif.ru/society/article/40798

Продолжение

Заметки путешественника. В деревне лжелюдоедов живут милые и добрые люди

lgelyudoedy4Дети людаедов. Цивильная жизнь охотников за головами. Фото из архива Вадима Черноброва.

«Это те самые охотники за головами?» - переспросил я проводников. «Да-да, - заверили они, - те самые!» Мыслей было две: либо это заговор и меня разыгрывают, водят за нос, либо за время после выхода фильма о кровожадных каннибалах его герои успели цивилизоваться. Где-то я слышал, что индонезийское правительство ведёт целенаправленную политику по гуманизации общественной жизни. Но можно ли так быстро перековать бывших людоедов в добропорядочных избирателей?

Такие ощущения испытал на краю Индонезии известный путешественник и писатель, руководитель объединения «Космопоиск» Вадим Чернобров. За 8 лет до описываемых событий он увидел документальный фильм «Охотники за головами. Остров в океане», герои которого, жители «деревни людоедов» на о. Ниас в Индийском океане, продолжали жить в каменном веке и коллекционировали черепа. И вот мы на том самом острове.

Боги в портянках

Мимо мелькали небогатые посёлки. Индонезийская деревня - два ряда домов справа и слева от дороги. Вокруг горы, места для жилья не хватает. Дома островитян - хлипкие строения из штакетника с соломенной крышей, насквозь продуваемые ветром, типа наших сараев. Единственная крупная примета цивилизации - спутниковые тарелки. В отличие от наших все они не цельнометаллические, а сетчатые и смотрят строго в зенит - на спутники, висящие над экватором. Аборигены не ходят в кино, а собираются по 20-30 человек у одного телевизора. Поход к соседу «на телик» - не просто развлечение, а некое почти сакральное действо, вызывающее чувство единения.

lgelyudoedy5
Хижина людоедов. Фото из архива Вадима Черноброва.

Вот и ещё одна, с виду ничем не примечательная деревня. Мы бы так и миновали её, но один из наших проводников-туземцев сказал, показывая на местных: «Это племя охотников за головами». И не с ехидцей, а с придыханием и, может быть, даже со страхом. Водитель при этих словах прибавил газу. И вдруг за секунды, а больше времени и не было, в памяти всплыло воспоминание о фильме про остров людоедов на экваторе. Я закричал: «Давайте остановимся! Надо прогуляться!» Водитель затормозил, хотя и посмотрел на меня с опаской. И он, и мои провожатые согласились «прогуляться» без особой радости.

lgelyudoedy6
Хижина людоедов. Фото из архива Вадима Черноброва.

Деревня в несколько десятков домов оказалась невелика. Между строениями возвышались каменные бабы-мегалиты - древние истуканы, изображающие то ли людей, то ли богов. Сейчас индонезийцы не испытывают к ним особого пиетета и почтения: сушат на них свои портянки, одежду, короче, используют так же, как и наши хозяйки, которые развешивают бельё на верёвках. Только вместо этого просто набрасывают исподнее на раскалённый от солнца камень. Больше смотреть было не на что, кроме двух продуктовых магазинчиков-киосков. Во дворах стояли мотоциклы. Имелось электричество - между крышами тянулись провода.

В магазинах кроме незатейливой еды продавались необычные конфеты со странным горьким вкусом. А на обёртке - череп с костями. Одну из них я разжевал, но так и не доел. Ещё деталь: за спиной у торговца за прилавком висел большой и, кстати, единственный в магазине плакат - с портретом бен Ладена. Очевидно, в пику американцам.
Навстречу попадались очень доброжелательные люди. Как и везде в индонезийской провинции, завидев чужака, они моментально бросали свои дела и смотрели на пришельца во все глаза. Тут же вокруг - стайка детей. И все кричат: «Уайт мистер!» («Белый мистер!») - и что-то ещё лопочут по-своему. Их всё это веселит, они улыбаются и кричат. А о чём? Не знаю. Может быть, конечно, они кричат: «Какой вкусный белый мистер!» Судя по их реакции и выражениям лиц, меня пока что не ждали какие-то кровожадные последствия. Правда, потом индонезийцы, которым я рассказывал об этой поездке, говорили: «Счастье, что ты оказался там днём, а не ночью!» А неискушённым аборигенам, конечно, было приятно, что белый мистер, который в кои-то веки приехал в их края, интересуется местными прелестями. Они тут же стали стаскивать одёжки со своих богов, чтобы не опозориться перед приезжим.

Крюки для черепов

С каждой минутой поведение островитян становилось всё сердечнее. Окончательно я подкупил их, когда стал снимать происходящее на цифровую камеру: оказалось, что жители этой деревни впервые увидели электронный фотоаппарат с дисплеем. Когда после съёмки на экранчике появлялись их довольные физиономии, следовала просто буря эмоций.

Как только туземцы слышали щелчок затвора, они срывались с места, обегали меня со всех сторон и, как в зрительном зале, высматривали, что получилось. Орали, радовались и просили повторить снова...

Вдруг я вспомнил страшные рассказы о дикарях, которые когда-то, кстати, в этих же местах так же встречали первых фотографов и убивали их, потому что считали, что те, фотографируя людей, похищают у них душу. В воздухе запахло жареным… Однако на лицах я видел искренний интерес и восхищение и успокаивался.

Знаками я напросился зайти в гости в одну из хижин. Хозяева с радостью согласились. Внутри жилище оказалось почти пустым: никакой мебели, земляной пол, циновки, вместо потолка стропила. Но одна деталь меня поразила. Туземцы спали на циновках, используя в качестве спальных мешков... пластиковые пакеты для трупов, которые после цунами в большом количестве завезли в Индонезию американцы. Бережливым индонезийцам показалось слишком расточительным тратить такие хорошие, добротные мешки для похорон и закапывать их в землю.

И вдруг вижу на одной из стен - длинный ряд деревянных крюков, на которых развешаны человеческие челюсти. А над ним - другой ряд таких же крюков, но пустых. Может быть, когда-то на них висели и черепа? Спросить об этом туземцев впрямую я не рискнул.

Каннибалы на съёмках

lgelyudoedy7
Коллекция челюстей в доме охотников за головами. Фото из архива Вадима Черноброва.

Не в силах разрешить загадку таинственной деревни, я пристал к ним с вопросом: являются ли они настоящими охотниками за головами? Ответ был однозначен: «Конечно да!» - «А на других островах?» - «Нет, - твердили они не без гордости, - охотники за головами - только мы». Они читали в моих глазах недоверие и не могли понять: ну что ещё ему надо, этому белому мистеру, чего он привязался? В конце концов я рассказал им о фильме: «Может, это были вы?» Но герои кинокартины о деревне людоедов бегали по джунглям почти голые, жили в шалашах, охотились с луком и стрелами. А эти - в потёртых джинсах и футболках...

На меня смотрели с недоумением. Примерно так, как я сам взирал бы на иностранца, который остановил бы меня на Красной площади и уверял бы, что настоящие русские, он же видел это в фильме, ездят на тройках с матрёшками и пасут медведей: в одной руке шашка, а в другой самовар. И я бы также смеялся над ним и, может быть, тоже называл бы его белым мистером… И вдруг кого-то из туземцев осенило: «Да, точно!» И он залопотал, захлёбываясь от эмоций: «А помните, мужики, как к нам приезжал другой белый мистер и уговаривал нас изобразить дикарей в фильме о людоедах?» Все сразу обрадовались и закивали головами: у них сразу отлегло от сердца, что я не безумец.

lgelyudoedy8
Остров людоедов после цунами. Фото из архива Вадима Черноброва.

На аборигенов нахлынули приятные воспоминания. Было видно: всё, что они рассказывают, доставляет им величайшее удовольствие, потому что для них это было действительно яркое событие в рутине будничной жизни… Поначалу они отказывались сниматься в кино: мол, мы - цивилизованные люди. Но настойчивый кинорежиссёр подкупил их своей простотой и энтузиазмом, а может быть, и не только им. Они втянулись в эту как бы игру, похожую на нашу зарницу или казаков-разбойников, и отнеслись к ней как к весёлому карнавалу. Что называется, почему бы и не подурачиться?

Мужики обрядились в пальмовые листья и набедренные повязки, соорудили на окраине несколько шалашей и с песнями, плясками, прибаутками стали «охотиться». А чтобы получше изобразить сцены охоты, притащили в джунгли домашнюю свинью. Индонезийские хрюшки в отличие от наших покрыты коричневой шерстью и похожи на диких. Свинью привязали к пальме и стали стрелять в неё из луков - но долго, очень долго не могли даже попасть. Когда же животное наконец было всё-таки убито и зажарено, на ужин созвали всю деревню. Получился эдакий развесёлый вечер воспоминаний с шашлыками и пальмовым вином...

С сожалением закончив свой рассказ, аборигены обратились ко мне с вопросом и радостным предложением: не приехал ли белый мистер повторить этот замечательный фестиваль? Не хочет ли он, чтобы они снова зажгли в буквальном смысле слова? Я помахал им рукой - уже из джипа.

Источник: http://www.aif.ru/society/article/40996